Почему Red Bull не смог бороться с Mercedes в Венгрии

Почему Red Bull не смог бороться с Mercedes в Венгрии

Фото: autosport.com26 июля 2016 в 17:27

Гран-При Венгрии считался одним из последних больших шансов Red Bull в 2016 году побороться с Mercedes, но вместо этого австрийцам пришлось сражаться с Ferrari за звание лучших из остальных.


Формула-1 приехала на Хунгароринг в ожидании, или хотя бы в надежде, увидеть гонку, подобную той, что случилась в Монако — единственном месте в этом сезоне, где Mercedes выглядел действительно уязвимым. Трасса в Княжестве очень подходила Red Bull, и команда смогла взять поул и почти выиграть гонку, обозначив себя в качестве главного соперника Серебряных Стрел. Даже в самой немецкой команде выражали обеспокоенность перед гоночным уик-эндом в связи с угрозой, которая будет исходить от красно-синих машин. 

Ко всему этому добавлялась неутешительная для Mercedes статистика — c вступлением в силу нового регламента Mercedes ещё ни разу не выиграл Гран-При Венгрии: в 2014 году этому помешали взорвавшийся в квалификации мотор на машине Хэмилтона, неудачно вышедшая машина безопасности и отличное выступление Даниэля Риккиардо, а в 2015 — стремительная реакция Себастьяна Феттеля на старте гонки.

На Хунгароринге прямые короткие, а поворотов в изобилии. Эффект от самого мощного оружия Mercedes, двигателя, нивелируется. Таким образом большую роль начинает играть хорошее шасси талант пилота). Но после пятничных свободных заездов начали появляться зловещие для соперников Mercedes знаки. Да, Хэмилтон разбил свою машину, но его напарник Нико Росберг был примерно на 0,6с быстрее Риккиардо, а на длинных дистанциях W07 на обоих обязательных компаундах Pirelli имела темп более чем на секунду быстрее, чем у остальных. Red Bull сократил отставание в финальной практике, где Макс Ферстаппен отстал всего на 0,002с от Росберга, а сложные погодные условия в квалификации предоставили хорошую возможность для опережения Mercedes.

Но ко времени начала решающего третьего сегмента трасса высохла, а жёлтые флаги лишили всякой возможности бросить вызов превосходству Mercedes, вне зависимости от споров по поводу того, как сильно должен сбрасывать пилот скорость под жёлтыми флагами. В итоге Mercedes занял первый ряд стартового поля, а так как в сухую погоду, которую обещали в день гонки, обгоны здесь крайне затруднены, то именно старт представлялся для Red Bull последней возможностью бросить-таки вызов немецкой команде.

У Риккиардо получился неплохой старт, и его машина сорвалась с места гораздо лучше обоих болидов Mercedes. Впереди него Хэмилтон смог опередить Росберга, а Риккиардо же хотел в первом повороте по внешней траектории обойти их обоих. Но на той части трассы австралиец потерял сцепление, что позволило Хэмилтону выйти в лидеры. Росберг был, кажется, в замешательстве от того, против какой из машин следует защищаться, и пустил вперёд себя обе, но уже на спуске вниз ко второму повороту немец опередил Риккиардо. Нико чисто объехал Риккиардо снаружи в затяжном левом вираже и вышел на второе место, вернув Mercedes на первые две лидирующие позиции — разница был лишь в том, что теперь пилоты немецкой команды поменялись местами по сравнению с квалификацией.

К концу 1-го круга Риккиардо оставал от лидера на 1,927с, а к концу первого отрезка на супер-софте он проезжал круг примерно на секунду медленнее, чем пилоты Mercedes. К моменту, когда они оба к концу 18 круга перешли на софт, разрыв между ними и Даниэлем составлял уже примерно 10с. Но затем картина начала меняться. Риккиардо стал последовательно сокращать разрыв, так что на командном мостике Mercedes даже пришлось призывать Хэмилтона ускорить темп.

График отставания Риккиардо от Хэмилтона между 18 и 30 кругами

«Мы думали, что, возможно, у них были какие-то проблемы», — пояснил Риккиардо. «Поэтому мы попытались быть агрессивными».

«По сравнению с практиками температура была выше», — прокомментировал после гонки Хэмилтон. «Думаю, в свободных заездах она составляла 43°, а в день гонки — примерно 53°, поэтому было неизвестно, как долго смогут продержаться шины. У нас была цель, и когда я вышел в лидеры, то был в состоянии контролировать шины и реагировать на угрозы, только когда это было необходимо».

Похоже, это был именно тот случай, когда Хэмилтону нужно было предпринимать какие-то действия, и британец среагировал, дав также своему напарнику свободное пространство, чтобы он мог немного оторваться от настигающего его Риккирадо. Впрочем, после второго пит-стопа австралийца, который произошёл на 33 круге, в Red Bull пришлось оглядываться на угрозу со сторону Себастьяна Феттеля. К тому же сам Хэмилтон ещё до своей второй остановки смог выдать серию из времён 1:24-1:25, что было быстрее, чем темп Риккиардо на свежем медиуме.

После того, как оба пилота Mercedes совершили свои вторые пит-стопы на 41 и 42 кругах, отставание Риккиардо уже измерялось 8 секундами. Они также располагали чуть более свежими шинами и лучшей машиной, поэтому после этого борьба австрийцев за победу была окончена — Red Bull пришлось теперь больше думать о том, как сдержать Ferrari, чем о том, как угнаться за Mercedes.

График отставания Риккиардо от Хэмилтона между 43 и 70 кругами

После гонки руководитель австрийской команды признал полное превосходство Серебряных Стрел.

«Mercedes был в своей собственной лиге. Как только они оказывается хотя бы под небольшим давлением, они взвинчивают обороты и демонстрируют, сколько ещё темпа у них в запасе. Очевидно, сначала они просто консервативно кружили, а их истинный темп мы увидели, когда Даниэль стал приближаться к ним — на изношенных шинах они поехали быстрее, чем Риккиардо на новых. У них есть двигатель и шасси, которые работают в исключительной гармонии. Renault совершил несколько больших шагов вперёд и ещё есть кое-что в разработке, но мы знаем, что сейчас мы отстаём на 35 кВт  (47 л.с.) — так нам говорят парни из Renault».

Это значит, что по большей части Red Bull терял время на прямых, в частности на первом секторе Хунгароринга, но в то же время можно сказать, что RB12 проходил повороты не намного быстрее W07, так как в Red Bull убрали большую часть из своей потенциальной прижимной силы, чтобы помочь гонщикам со скоростью на прямых. После уменьшения прижима RB12 всё ещё хорошо справлялся со среднескоростными поворотами — возможно, даже лучше, чем Mercedes, но болиду австрийцев просто не доставало скорости на прямых, чтобы ввязаться в настоящую борьбу за победу. С учётом отсутствия у Renault планов по дальнейшему обновлению мотора в этом году, вряд ли Red Bull сможет в оставшейся части сезона быть кем-то   большим, чем просто главным претендентом на нижнюю ступеньку подиума.

Red Bull и Mercedes на Гран-При Венгрии 2016

Нет сомнений в том, что Red Bull улучшает ситуацию с конкурентностью, но к концу гонки Mercedes имел преимущество в 25 секунд над Red Bull и Ferrari, который по-прежнему имеет более мощный двигатель, чем Red Bull, но меньшую прижимную силу. Итальянская команда плотно сражалась с австрийцами после сложностей с поисками настроек в практиках, но у Скудерии не было абслютно никаких шансов на победу на трассе, на которой в прошлом году она одержала убедительнейшую победу.

Льюис Хэмилтон в своих комментариях был несколько удивлён формой своих соперников.

«Мы ожидали, что Red Bull и Ferrari будут ближе, чем обычно. Не думаю, что они были в состоянии поддерживать мой темп, и я не знаю, чем это вызвано. Оказалось, что в этот уик-энд мы в очень хорошей позиции, что странно, ведь в последних гонках мы ничего не меняли в машине, поэтому выглядит так, как будто они потеряли темп».

Даниэль Риккиардо и Себастьян Феттель на Гран-При Венгрии 2016

Босс Mercedes Тото Вольфф естественно был в восторге от того, что его машины показали столь разрушительную скорость на трассе, которая в последние 2 сезона был не очень добра к Серебряным Стрелам.

«В последние пару лет на этой трассе мы выглядели не очень хорошо — если характеризовать её, то можно сказать, что она больше подходит Red Bull или Ferrari. Мы достигли комплексного прогресса с шасси и мотором, который был виден в Сильверстоуне, где мы выступили хорошо, и в Венгрии. У нас не было больших падений в скорости — пока что в этом сезоне мы конкурентны на каждой трассе, что является позитивным сигналом в преддверии второй половины сезона, где у нас больше не будет никакого развития. В некоторых сессиях Red Bull был очень силён. В дождевых условиях они являются силой, но в гонке у нас всё было под контролем».

Команды Ф-1 часто говорят о поверхности трассы и о том, как она влияет на конкурентноспособность. Хотя узкие и извилистые повороты на Хунгароринге часто сравнивают с Монако, на самом деле венгерская трасса быстрее и с более длинными прямыми секциями. Но лишь этот факт недостаточен для объяснения, почему Mercedes так доминировал здесь в этом году. Если смотреть на итоговый разрыв от преследователей, то это была их вторая по величине победа в сезоне — больший разрыв наблюдался лишь на апрельском Гран-При Китая, где две Ferrari врезались друг в друга на первом круге, а Red Bull Риккиардо пострадал от прокола.

Вероятно, сыграли на руку Mercedes и новое покрытие трассы, и перепрофилированные поребрики Хунгароринга, которые убрали кочки и неровности, делающие пилотаж более затруднительным. Это позволило немецкой команде лучше раскрыть весь огромный потенциал своей машины. К примеру, Росберг заявил, что новый асфальт помог ему в этом году быть более конкурентным относительно своего напарника.

«Я был очень-очень счастлив своим темпом весь уик-энд. Я был действительно быстр во всех условиях. Новый асфальт подходит мне. Как мы видели в Баку и Австрии, у меня хорошие ощущения от этого асфальта. От этого терять гонку в первом повороте ещё более неприятно».

График отставания Росберга от Хэмилтона между 43 и 70 кругами

На самом деле Росберг выглядел вполне конкурентным в заключтельной части Гран-При и дважды приближался к Хэмилтону в зону DRS — сначала, когда британец застрял при обгоне кругового Эстебана Гутьерреса на Haas, и затем, когда за 8 кругов до финиша чемпион мира заблокировал колёса в 12-м повороте и выехал слишком широко. Но в каждом из случаев Хэмилтон затем проезжал несколько быстрых кругов, восстанавливая своё преимущество. Росберг всё время преследовал своего соперника, но в конце концов финишировал в двух секундах от него. Данный результат, наконец, позволил Хэмилтону опередить Росберга в личном зачёте. Действующий чемпион в настоящий момент лидирует после 11 гонок из 21 с отрывом в 6 очков. С учётом его 43-очкового отставания после 5 гонок это очень впечатляющее возвращение. Впрочем, не похоже, чтоб Росберг был обеспокоен 49-очковым проигрышем в последних 6 гонках своему главному сопернику.

«Я всё время говорил, что не считаю очки, и также ожидал, что Льюис вернётся. Бывают взлёты и падения, и против Льюиса всегда бывают тяжёлые сражения — он чемпион мира. Я просто смотрю на гонки. Я расстроен, потому что я хотел выиграть в Венгрии, а не потому что я упустил сколько-то там очков. Сейчас легко сказать, что Льюис пока что делает работу лучше на 6 очков. Ситуация изменилась, но не для меня, потому что отрыв очень маленький, и в каждой гонке у меня будет возможность выиграть. В последней гонке всё было близко, и нужно было сделать немного, чтобы обернуть вещи в свою сторону, что я и попытаюсь сделать в следующей гонке на Хоккенхайме».

Впрочем, там не стоит ожидать больших изменений в расстановке сил. Формула-1 не была на Хоккенхайме с 2014 года, когда Росберг опередил весь пелетон на 21 секунду. Даже на трассе, где ранее Mercedes выглядел уязвимым, он продемонстрировал невероятное доминирование. И для тех, кто во всю кричит о превращении Формулы-1 в гонки лишь двух машин, это, к сожалению, дополнительный аргумент в их пользу.

Текст: Эрдня Кулешов

МТС

World of Tanks RU World of Warships RU WarFrame

Новости СМИ2