Почему Формуле-1 не стоит бояться командной тактики

Почему Формуле-1 не стоит бояться командной тактики

Фото: en.espn.co.uk22 июля 2016 в 14:18

Нет в Формуле-1 фразы более грозной, чем «командная тактика». Но, пожалуй, это явление явно не заслуживает к себе такого отношения. Командные приказы официально разрешены, и существуют обстоятельства, при которых их использование вполне приемлемо. Реакция на простое предположение о том, что немецкой команде может понадобиться использовать их, чтобы держать Льюиса Хэмилтона и Нико Росберга под контролем, показала, что Формуле-1 нужно ещё немного подрасти и перестать бояться этого приёма.

Как правило, аргументов за командную тактику не так много. Многие представляют себе жёсткое понятие, означающее предопределение финишных мест заранее. Ни много ни мало. Но подобным образом работают лишь самые крайние формы командной тактики. Модель, по которой Пилот А должен всегда финишировать впереди Пилота В, несмотря на обстоятельства, является в настоящее время крайне редко встречающейся разновидностью командных приказов.

В действительности же «командная тактика» покрывает большое количестве вещей, начиная от предварительной договорённости по финишным позициям (обычно это неприемлемо, пока оба пилота сохраняют шансы на титул) и заканчивая приказом одной машине пропустить другую, потому что она находится на более быстрой тактике (мудрый и необходимый шаг). Не существует какой-то единой модели командной тактики на все случаи жизни.

Идея использования хоть какого-то вида тактики в Mercedes некоторым кажется возмутительной, хотя правилами она разрешена, и сеет в сердцах болельщиков Формулы-1 настоящий страх.

Михаэль Шумахер и Рубенс Баррикелло на Гран-При Австрии 2002

Mercedes заслужил бы аплодисменты, если бы заявил, что они и в дальнейшем не будут рассматривать возможность применения командной тактики между Росбергом и Хэмилтоном, но давайте не будем делать вид, что так и должно быть только потому, что это «гоночная» команда.

Исторически командные приказы не являются чем-то новым. Если возвращаться в дни зарождения гонок Гран-При, то идея иерархии в коллективе была очень ясной и намного более формальной, чем то, что вы видите сегодня. В первые несколько десятилетий было много споров, но затем команды пришли к модели заранее предопределённого первого и второго номера. Наиболее знаменитым примером является поступок Питера Коллинза, уступившего по ходу гонки в Монце'56 свою Ferrari Хуану Мануэлю Фанхио, сражавшемуся за титул, причём сам Коллинз в тот момент также сохранял шансы выиграть чемпионат. В итоге Маэстро финишировал вторым и выиграл титул, а Коллинз охарактеризовал свой поступок лишь как часть долга.

Переломным моментом в отношении Формулы-1 к командным приказам стал Гран-При Австрии 2002 года. И это было правильно, ибо та гонка стала вопиющим проявлением неуважения к фанатам, наблюдавшим за тем, как Рубенс Баррикелло «выиграл» гонку за исключением последних пары сотен метров, когда он замедлился, чтобы пропустить своего напарника Михаэля Шумахера. Это было очень серьёзным актом членовредительства, ведь, учитывая 21-очковое преимущество Михаэля в чемпионате то время за победу давали 10 очков), было очень тяжело найти оправдания для Ferrari. Тот поступок был совершенно излишим и оскорбительным для зрителей.

Мика Хаккинен и Дэвид Култхард на Гран-При Австралии 1998 года

Последствия были очень тяжёлыми. Был даже поднят вопрос о правомерности признания автогонок спортом. Но такое было уже не в первый раз. Приказ McLaren Дэвиду Култхарду пропустить своего напарника Мику Хаккинена на Гран-При Австралии 1998 после того, как финн потерял лидерство, поехав на «фантомный» пит-стоп, также поднял волну критики. По крайней мере, одна букмекерская контора была вынуждена высказаться публично об этом инциденте после того, как на результат гонки начали жаловаться недовольные поклонники британца, поставившие на своего любимца.

Но именно Австрия'02 стала той гонкой, которая привела к незамедлительному запрету командной тактики. Данное ограничение было камнем на шее Формулы-1 до тех пор, пока смехотворная формулировка «запрещены командные приказы, вмешивающиеся в результат гонки», не была отменена в 2010 году. И Австралия'98, и Австрия'02 являются примером неприемлемого использования командной тактики. Ни для одного из этих случаев нельзя найти оправданий, поэтому ярость болельщиков была справедливой. 

Однако утверждать, что абсолютно все командные приказы одинаковы, это абсурд. Ярким примером здесь служит Гран-При Германии 2010 и знаменитая фраза «Фернандо быстрее, чем ты», сказанная Фелипе Массе. В конечном счёте бразилец уступил лидерство своему напарнику Алонсо, который шёл в чемпионате гораздо выше. На последнюю гонку сезона испанец приехал лидером чемпионата, и хотя Алонсо так и не выиграл в том году титул, решение о пропуске Алонсо может быть частично оправдано.

Фелипе Масса и Фернандо Алонсо после Гран-При Германии 2010

Кто-то может начать спорить, что лишить Массу победы в годовщину его опасного инцидента в квалификации на Гран-При Венгрии было по-человечески подло. Формула-1 лишилась очень красивой истории, и я скорее не стал бы вмешиваться в ход гонки. Но законным аргументом является и тот факт, что для борьбы в чемпионате смена позиций была умным шагом. В дальнейшем вся ситуация начала казаться просто смехотворной. Во время послегоночной пресс-конференции Алонсо и Массе пришлось сквозь зубы врать о том, что случилось. И не из-за того, что они такие подлые или нечестные, а просто из-за того, что они фактически нарушили спортивный регламент. Позже в интервью Autosport Масса рассказал о том, что случилось после гонки:

«Я даже пытался не говорить, потому что это было плохо. Это было нехорошо для всех, для команды и также для меня. Уверен, если бы такое случилось ещё раз, команда бы дважды подумала, прежде чем принимать такое решение».

Та гонка показала, что запрет командной тактики является несостоятельным. В реальности всегда существовало неписанное правило, по которому командные приказы приемлемы, если на кону стоял чемпионский титул. К примеру, никто ведь не возражал, когда Ferrari приказала Массе пропустить Райкконена (бразильским пилотам Ferrari что-то не везёт с командной тактикой) на Интерлагосе-2007, чтобы финн смог выиграть титул.

Вы можете сказать, что уж в том-то случае такое решение команды было оправдано, но как тогда объективно очертить грань между приемлемыми и неприемлемыми командными приказами? В последние годы они стали вызывать всё больше споров. В Малайзии-2014 Williams нарвался на проблемы. Снова в центре внимания оказался многострадальный бразилец, который отказался в конце гонки пропустить казавшегося быстрее Вальттери Боттаса, чтобы тот смог догнать впереди идущие машины. Масса отказался (не помогла даже «кодовая фраза», которая использовалась в Хоккенхайме 4 годами ранее), и в адрес Williams после гонки последовало очень много критики.

Фелипе Масса и Вальттери Боттас на Гран-При Малайзии 2014 года

Но всё же, даже с разрешением командной тактики в глаза бросился тот парализующий страх от её применения. Вместо обычного приказа пропустить напарника была использована фраза «быстрее, чем ты», с которой у Фелипе связаны одни из самых горьких воспоминаний в его гоночной карьере, и именно эта эвфемистичность стала причиной столь бурной критики. После гонки даже были попытки очертить разницу между понятиями «командный приказ» и «командная инструкция». Настолько слово «приказ» было ужасающим, что в Ф-1 попытались заменить его понятием, которое, в принципе, ничем не отличается по своему смыслу. Это выдающийся пример того, как Королевские гонки по-прежнему держат сами себя в узле бессмысленного страха.

К сожалению, делать вид, что сейчас в Mercedes нет командной тактики, неправильно. В команде может быть некий свод правил, которым должны следовать пилоты и который может быть, в конце концов, интерпретирован как командная тактика. Если он действительно существует, то он вполне может быть оправдан. Если же в команде нет никаких правил подобного рода, то Mercedes, возможно, слишком мягок и чересчур опасается командных приказов.

Это не значит, что немецкой команде надо было приказать Хэмилтону оставаться на своей позиции в заключительной стадии Гран-При Австрии, но, если команда пытается исключить использование командной тактики, она оказывается неспособной повлиять на ситуацию на трассе, которая рискует эскалироваться до высшей точки, т.е до столкновения. Если бы даже в Mercedes заявили, что они не будут предпринимать никаких действий в случае повторного возникновения конфликтов между напарниками, несомненно, эти действия были бы применены, равно как и попытки скрыть эти самые действия.

Но даже если такие приказы и будут иметь место, то предыдущие 2 года показали, что они не будут направлены в сторону какого-то одного пилота, чего так боятся болельщики. Они будут лишь направлены на благо команды и призваны избежать повторения того, что случилось в Испании и Австрии. Именно в своём отношении к командной тактике Формуле-1 нужно быть немного более зрелой. Приход в ужас от каждого упоминания этой концепции выглядит поистине смешным.

Нико Росберг и Льюис Хэмилтон

Не все командные приказы одинаковы, и делать вид, что их не существует, нелепо. В шоссейном велоспорте, например, члены команды явно жертувуют собой, чтобы повысить шансы на победу своего лидера на данном этапе. Там это часть смысла всего спорта, а в Формуле-1 же до сих пор присутствует детский страх данного явления.

Да, мы хотим видеть сражающихся друг с другом на трассе пилотов. Да, такие моменты, как обгон Росберга Хэмилтоном на последнем круге в Австрии, должны случаться. Но и командам следует вести себя именно как команды. Формула-1 — командный вид спорта, и давайте считать его таковым. Именно поэтому командные приказы имеют право на существование.

Такие явления, как Австрия'02, конечно, не должны случаться. После той гонки были разговоры о «дурной славе, приносимой спорту», которые послужили своеобразной дубинкой для тех, кто заходил слишком далеко. Но именно действия Ferrari, которые послужили причиной ввода запрета на командные приказы, послужили причиной и для его отмены после Гран-При Германии 2010. Видимо, у FIA не было никакого желания дисквалифицировать машины из-за этого запрета в виду возможной неправильной интерпретации радиопереговоров. Так что, уж если строгая FIA, у которой в последние годы так и чешутся руки запретить что-то на её взгляд нехорошое и недозволенное, разрешила командные приказы и пока даже не задумывается об их запрете, то болельщикам однозначно стоит воспринимать их как одну из составляющих Формулы-1.

Рубенс Баррикелло уступает Михаэлю Шумахеру победу на Гран-При Австрии 2002

Текст: Эрдня Кулешов

Новости по теме

    МТС

    Новости СМИ2